February 29th, 2012

летняя2

Важные вопросы.

Вы любите посещать музеи? Не правда ли, музей музею рознь? Один – хочется поскорей покинуть, посещение другого остается не только в памяти, но и в душе. Один встречает нас безмолвными глиняными черепками под мутными стеклами витрин, вязкой скукой и тишиной, нарушаемой лишь жужжанием мух, другой – впускает нас в огромный новый совершенно фантастический мир, от которого захватывает дух и теряется ощущение реальности.
Некоторые музеи становятся для нас настоящим откровением: наполненное волнительными моментами посещение их открывает нам «как было все на самом деле» – просеянные сквозь сито времени свидетельства и факты рассказывают об истинно ценном, о причинах и первоосновах. В таких местах подчас меняется не просто наше представление о каких-то вещах, меняется сам ход наших мыслей, меняемся и преображаемся, внутренне обогащаясь, мы сами.
Одни музеи знакомы нам с самого детства, и в них мы спешим привести своих малышей, другие – становятся для нас символом на редкость нескучных школьных будней, а с третьими мы знакомимся уже гораздо позже, вступая во взрослую жизнь. Есть и такие, в которые хочется возвращаться снова и снова – и раз за разом они открываются нам с новой, доселе неведомой, стороны, дают ответы на новые вопросы. Удивительно, но музей может стать и другом, и наставником.
Collapse )
летняя2

Если бы не он.

Вот рождается человек. Все вокруг радуются, имя ему придумывают значимое, догадки строят на обязательно успешную и полезную судьбу. А как он проживет свою жизнь, как распорядится выпадающими на долю всякого человека возможностями – один Бог знает. Безусловно, есть судьбы яркие. У всех на слуху имена, популярные на протяжении веков, тысячелетий. В том числе и имена злодеев, таких как Гитлер, Муссолини, Садам Хусейн. Из древности брать не будем, потому как не всё так однозначно. Считается, да так оно на самом деле и есть, эти люди определяли судьбы цивилизаций, пути развития человечества. Что это за люди? Почему они так активно занимаются, условно скажем, – общим делом? Провидцы? Мессии? Или просто очень амбициозные? А те, которые стараются прожить, придерживаясь простого популярного правила – посадить дерево, построить дом и родить сына – они что, неправильно, не так живут? Основная масса народонаселения делает главное дело: увеличивает это самое народонаселение. Продолжает род, нацию, человечество. После разорительных войн проблема восполнения потерянного населения приобретает порой просто прикладной характер, без всякой декоративности – ухаживаний, любви и ревности. Главное – рожать, рожать… Это защитная реакция человека как вида. Подобно тому, что происходит у некоторых более простых организмов, когда при катастрофическом сокращении особей одного из полов, противоположный пол перестраивает свой организм и начинает выполнять чуждые ему функции, чтобы вид не исчез с лица Земли. Ермаки и Хабаровы открывали новые земли, увеличивали жизненное пространство для своих соплеменников. Это тоже можно отнести к «безусловным рефлексам» деятельности человека. Имена великих путешественников заслуженно хранит и оберегает благодарная память потомков. Их имена носят моря и проливы, мысы и острова, целых два американских материка! Правда, незаслуженно. Но и те, кто продолжал их дела на меньших пространствах, основывал новые поселения: села и деревни – тоже запечатлены в человеческой памяти. «Михайловка», «Петровка», «Иваново»… – это всё очень много говорящие названия. Как правило, в таких сёлах половина, а то и больше жителей продолжают носить одноимённые фамилии. Что сделал этот неизвестный Михайлов или Михаил? Многое сделал. Вот отделился он от отцовского хозяйства, потому как ещё братья есть, старшие, а надел фамильный не резиновый. Собрал с молодой женой, возможно уже с ребёнком, нехитрые пожитки и ушёл. В никуда. Это ж, каким сильным духом надо быть! Присмотрели они полянку на взгорочке у реки, и начали обосновываться. Валили и сушили лес на строительство дома, осваивали пашню и огород. Обзаводились скотиной. А со временем образовалась деревня – населённый пункт. И всякий раз человек, произносящий при надобности название своего села, невольно поминает того пращура-основателя. Ох, как не зря он прожил свою жизнь.