Category: история

Андрей Сахаров

«Серые кардиналы» России.

Оригинал взят у sakharov_today в «Серые кардиналы» России.
Прошла первая волна активных обсуждений кремлевских перестановок - место Владислава Суркова, «программиста» кремлевской идеологии последних лет, занял совсем другой человек, вроде бы далекий от создания собственных политических сценариев. И пока не ясно, была ли отставка Суркова спланирована заранее и, если так, то зачем и кому это было нужно. А было ли это вообще отставкой? Пройдет время, и всему найдется объяснение. Тем более, ждать нам осталось недолго - до следующих выборов, на этот раз президентских - чуть более двух месяцев. 



В нынешней ситуации приходят на ум некоторые аналогии. Ведь подобные личности уже встречались в истории нашей страны - бывшем СССР. Речь идет о жизни и деятельности небезызвестного Михаила Андреевича Суслова, члена Политбюро ЦК КПСС, главного идеолога правящей партии и всего государства до самой своей смерти в 1982. Он был назначен на эту должность в 1952, как активный партийный деятель и уже матерый аппаратчик. Исключительный пост руководителя высшего уровня и личное благоволение Сталина сделали его вторым человеком после вождя. Неизвестно, хотел ли со временем Суслов оказаться «у руля» всего государства. Вполне возможно, что роль «второго» лица его вполне устраивала - с условием нахождения на посту как можно дольше.

В его биографии встречается один примечательный момент. После смерти Сталина в 1953, лишившись своего главного покровителя, Суслов был устранен от должности. Но не надолго. Правильно сориентировавшись в политической конъюнктуре, вовремя примкнул на сторону Хрущева, и в 1955 вновь стал членом заветного Президиума ЦК. Вот только для укрепления пошатнувшегося положения был вынужден раскритиковать деятельность своего бывшего «хозяина». И это притом, что сам являлся активным и непосредственным участником партийных «чисток» в 30-40-е годы, представляющих собой физическое устранение инакомыслящих. Что делать, «хочешь жить - умей...»



И Суслов умел и со своей ролью справлялся. Как и Суркова, его называли «серым кардиналом» политики. Особенно возросло влияние Суслова при Брежневе, когда под его полным контролем оказалась не только партийная идеология, но и цензура, образование, культура всего СССР. И только он единолично решал, что «правильно», а что «можно будет напечатать лет через триста». Именно ему принадлежат многие пропагандистские «проекты», среди которых травля интеллигенции, выдворение из страны Александра Солженицына, ссылка Дмитрия Сахарова. 



Надо признать, что стравливание народа с интеллигенцией ему удалось особо. Такие «проекты» всегда оказываются удачными в авторитарном государстве, их можно использовать с полной уверенностью в успехе. Ведь те, кто умнее хотя бы на чуть, всегда непонятны, вызывают настороженность у большинства, и выставить их врагами - это просто умение сказать «нужные» слова, в «нужный» момент с высоты авторитета власти. История может и не разобраться, кто был прав - пропаганда об руку с моно-идеологией - сильное и долгодействующее оружие. До сих пор.


Суслова многие называют аскетом и искренним служителем идей, которым он был «без лести предан». Не любил крайностей ни в чем, его принципы и цели - осторожность и стабильная система с единственно верной идеологией КПСС. Все, что могло ее нарушить - вред и предательство. Возможно и так. Но любая стабильность, созданная искусственно, или начинает загнивать, или взрывается в своей естественной попытке выжить. В связи с этим вспоминаются слова современного «серого кардинала» о состоянии политической системы нынешней России, которые он высказал в интервью одной газете: 

«Кто захочет охранять коррупцию, несправедливость? Кто захочет защищать глухую и тупеющую на глазах систему? Никто! Даже те, кто является частью этой системы, не захотят. Потому что не чувствуют своей правоты…»
Слова человека, который эту «тупеющую систему» создавал, цементировал и лелеял. Что это, если не умение нынешнего вице-премьера по модернизации «ориентироваться в конъюнктуре»? Разве может Сурков «не чувствовать своей правоты»? А его фиктивная карманная многопартийность, как одно из условий его же «суверенной демократии»? Партий несколько, но система надежна, стабильна и вроде бы все под контролем? 
Ничего нового Сурков предложить уже не в силах, лишь будет до последнего создавать видимость своей значимости. И держаться за власть.

Андрей Сахаров

23 декабря 1986 года в Москву из 7-летней ссылки вернулся Андрей Сахаров

Оригинал взят у sakharov_today в 23 декабря 1986 года в Москву из 7-летней ссылки вернулся Андрей Сахаров

25 лет назад, 23 декабря 1986 года, в Москву из 7-летней ссылки вернулся Андрей Сахаров. Если быть точнее, в четырехкомнатной квартире на первом этаже жилой горьковской высотки – ведомственной гостиницы научно-исследовательского института – вместе со своей супругой Еленой Боннэр академик прожил ровно шесть лет и одиннадцать месяцев.


Причиной ссылки стал прозвучавший на всю страну бесстрашный голос протеста Андрея Сахарова против ввода советских войск в Афганистан в конце декабря 1979 года. Лауреат Нобелевской премии трижды выступил с заявлениями, организовал пресс-конференцию, на которой осудил эту акцию и призвал власть вернуть войска на свою территорию. Следующим шагом Сахарова было открытое письмо Брежневу. Дальше советское руководство ждать не стало…

22 января 1980 года академик был задержан, лишен всех правительственных наград и выслан, без суда и следствия, вместе с супругой в закрытый для иностранцев Горький (сегодня – Нижний Новгород).

В первое время опальные супруги занимали в квартире три комнаты – четвертая являлась рабочим кабинетом администратора гостиницы, в котором эта женщина проводила по нескольку часов в день. Должностные обязанности ее были вполне предсказуемы: администратор – «по совместительству» сотрудница КГБ внимательно просматривала записи Сахарова во время отсутствия супругов. До тех пор, пока однажды за этим занятием ее не застала Елена Боннэр. Сахаров тогда поспешил отправить гневную телеграмму Андропову, после чего чекистку больше не видели.

Однако слежка за академиком не прекращалась ни на минуту. В доме напротив гостиницы был пост ДНД, из которого круглосуточного прослушивали все разговоры ссыльных. Догадываясь об этом, супруги старались не обсуждать важные темы вслух – обменивались записками. Через окно за Сахаровым и Боннэр также велось видеонаблюдение. А возле квартиры неуклонно дежурил милиционер. Без специального разрешения к Сахарову не пускали никого. Вне дома опальных супругов сопровождала охрана, следившая за тем, чтобы они ни с кем не встречались.

Трижды за время ссылки, в 1981, 1984 и 1985 годах, Андрей Дмитриевич объявлял голодовку. Его помещали в больницу, где насильно проводили унизительную процедуру кормления. В общей сложности за годы изоляции Сахаров провел в больнице 300 дней.

В 1983 году академик написал одну из основных своих общественных работ – «Опасность термоядерной войны». В ней содержались соображения Сахарова о конкретных путях всеобщего разоружения. Несмотря на отсутствие адекватных для научной деятельности условий, в Горьком Андреем Дмитриевичем был создан ряд теоретических работ по физике.


В годы ссылки Сахаров был лишен возможности общения с журналистами, но присутствие его личности, физически выключенной, лишенной права голоса, даже тогда постоянно ощущалось в гражданской жизни, активизируя свободолюбие людей.

И вот, когда седьмой год этого заточения был почти на исходе, ночью к супругам неожиданно пришли проводить телефон. Мастера ничего не объясняли, лишь обронили: «Вам завтра позвонят». На следующий день, 16 декабря 1986 года, ровно в 15 часов и вправду раздался звонок. Звонившим был Михаил Горбачев. Он произнес долгожданное: «Вы можете вернуться в Москву».