Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Андрей Сахаров

«Серые кардиналы» России.

Оригинал взят у sakharov_today в «Серые кардиналы» России.
Прошла первая волна активных обсуждений кремлевских перестановок - место Владислава Суркова, «программиста» кремлевской идеологии последних лет, занял совсем другой человек, вроде бы далекий от создания собственных политических сценариев. И пока не ясно, была ли отставка Суркова спланирована заранее и, если так, то зачем и кому это было нужно. А было ли это вообще отставкой? Пройдет время, и всему найдется объяснение. Тем более, ждать нам осталось недолго - до следующих выборов, на этот раз президентских - чуть более двух месяцев. 



В нынешней ситуации приходят на ум некоторые аналогии. Ведь подобные личности уже встречались в истории нашей страны - бывшем СССР. Речь идет о жизни и деятельности небезызвестного Михаила Андреевича Суслова, члена Политбюро ЦК КПСС, главного идеолога правящей партии и всего государства до самой своей смерти в 1982. Он был назначен на эту должность в 1952, как активный партийный деятель и уже матерый аппаратчик. Исключительный пост руководителя высшего уровня и личное благоволение Сталина сделали его вторым человеком после вождя. Неизвестно, хотел ли со временем Суслов оказаться «у руля» всего государства. Вполне возможно, что роль «второго» лица его вполне устраивала - с условием нахождения на посту как можно дольше.

В его биографии встречается один примечательный момент. После смерти Сталина в 1953, лишившись своего главного покровителя, Суслов был устранен от должности. Но не надолго. Правильно сориентировавшись в политической конъюнктуре, вовремя примкнул на сторону Хрущева, и в 1955 вновь стал членом заветного Президиума ЦК. Вот только для укрепления пошатнувшегося положения был вынужден раскритиковать деятельность своего бывшего «хозяина». И это притом, что сам являлся активным и непосредственным участником партийных «чисток» в 30-40-е годы, представляющих собой физическое устранение инакомыслящих. Что делать, «хочешь жить - умей...»



И Суслов умел и со своей ролью справлялся. Как и Суркова, его называли «серым кардиналом» политики. Особенно возросло влияние Суслова при Брежневе, когда под его полным контролем оказалась не только партийная идеология, но и цензура, образование, культура всего СССР. И только он единолично решал, что «правильно», а что «можно будет напечатать лет через триста». Именно ему принадлежат многие пропагандистские «проекты», среди которых травля интеллигенции, выдворение из страны Александра Солженицына, ссылка Дмитрия Сахарова. 



Надо признать, что стравливание народа с интеллигенцией ему удалось особо. Такие «проекты» всегда оказываются удачными в авторитарном государстве, их можно использовать с полной уверенностью в успехе. Ведь те, кто умнее хотя бы на чуть, всегда непонятны, вызывают настороженность у большинства, и выставить их врагами - это просто умение сказать «нужные» слова, в «нужный» момент с высоты авторитета власти. История может и не разобраться, кто был прав - пропаганда об руку с моно-идеологией - сильное и долгодействующее оружие. До сих пор.


Суслова многие называют аскетом и искренним служителем идей, которым он был «без лести предан». Не любил крайностей ни в чем, его принципы и цели - осторожность и стабильная система с единственно верной идеологией КПСС. Все, что могло ее нарушить - вред и предательство. Возможно и так. Но любая стабильность, созданная искусственно, или начинает загнивать, или взрывается в своей естественной попытке выжить. В связи с этим вспоминаются слова современного «серого кардинала» о состоянии политической системы нынешней России, которые он высказал в интервью одной газете: 

«Кто захочет охранять коррупцию, несправедливость? Кто захочет защищать глухую и тупеющую на глазах систему? Никто! Даже те, кто является частью этой системы, не захотят. Потому что не чувствуют своей правоты…»
Слова человека, который эту «тупеющую систему» создавал, цементировал и лелеял. Что это, если не умение нынешнего вице-премьера по модернизации «ориентироваться в конъюнктуре»? Разве может Сурков «не чувствовать своей правоты»? А его фиктивная карманная многопартийность, как одно из условий его же «суверенной демократии»? Партий несколько, но система надежна, стабильна и вроде бы все под контролем? 
Ничего нового Сурков предложить уже не в силах, лишь будет до последнего создавать видимость своей значимости. И держаться за власть.

Андрей Сахаров

Парламент как место для дискуссий – как это было

Телеканал «Культура» на днях закончил показ цикла документальных фильмов из серии «Перестройка и интеллигенция». В течение четырех дней наши современники получили возможность увидеть, что бывает что-то поинтереснее страстей «Дома-2» и слезливого отечественного мыла. Внезапно всем стало понятно, что парламент может – и должен! - быть местом для дискуссий. Тогда, в 1989 году, там был драйв, был настоящий саспенс. Достаточно посмотреть записи выступлений Андрея Сахарова на съезде, чтобы понять – именно такой бывает настоящая политика.

Сахаров о войне в Афганистане: 


Выступление академика А. Д. Сахарова на Первом съезде народных депутатов СССР 9 июня 1989 год полная версия:
14 тысяч просмотров:
http://www.youtube.com/watch?v=FnFhw6o8zEg
http://www.youtube.com/watch?v=YKTtAGGoaGE

http://www.youtube.com/watch?v=qpLpBLgrqew


Collapse )
Андрей Сахаров

Конституция Сахарова и сенатор Палпатин

Документ, который Андрей Сахаров составил 23 года назад, в 1988 году, конечно, документ эпохи. По тексту видно, насколько чудовищно наивными были диссиденты и демократы, требующие преобразования СССР. И как им тяжело было порой отличить сиюминутное от действительно необходимого (смешные пункты про наследование квартир, например). Пожалуй, не стоит упрекать их в чем-либо. Ведь без идеалистов и наша страна, и весь мир давно бы рухнул. А фигуры таких людей, как Сахаров - это, в первую очередь, моральные ориентиры, формирующие не идеологию, вещь сиюминутную и преходящую, а идеалы, которые остаются навсегда. Что предлагает Конституция Сахарова, если игнорировать эти мелочи? Создать совершенно новое государство. Это не госкапитализм по-советски и не либерально-капиталистический рай. Социал-демократия, частная собственность, конфедерация, парламентская республика. Выжило бы такое государство? Неизвестно, аналогов, подходящих по всем пунктам, на планете Земля не существует. Зато можно сказать, где существовало подобное общество. Это фантастический мир «Звёздных войн» Джорджа Лукаса. Вспомните — гигантский всепланетный парламент, настоящая республика, где все равны, независимо от расы (а уж там расы действительно различаются). Уж не знаю, как там у Лукаса с экономикой, вряд ли на всех планетах Республики были социал-демократические режимы, но частная собственность присутствует. Опять же, конфедерация планет. В общем, идеальный пример. Единственное «но» — скреплял всю эту конструкцию воедино орден джедаев. И военный переворот, который устроил сенатор Палпатин, подразумевал ликвидацию всей «светлой стороны». Так и произошло. Увы, Палпатин получил особые полномочия ещё до разгрома джедаев. Парламентская форма правления, как показывает отечественная практика, вообще очень быстро и охотно скатывается к диктатуре. В России ни конфедерации, ни социал-демократии не понадобилось: местные сенаторы палпатины сначала расстреляли парламент республики, а потом то, что осталось, свели до полного ничтожества. И, увы, у нас не было ордена джедаев, который смог бы всем этим палпатинам помешать. Немногие честные люди оказались растеряны, рассеяны по многочисленным политическим организациям, а то и вовсе сидели дома, не зная, «к какой банде примкнуть». Защищать республику в какой-то момент оказалось просто некому. Но люди, в которых чувствуется сила, всегда оказываются вовлечёнными в какие-то знаковые события, связанными невидимыми нитями событий, идей и убеждений. Например, член Оргкомитета «Стратегии-31», один из учредителей политической партии «Другая Россия» Сергей Аксенов в 1993 году был свидетелем расстрела Парламента. А немногим ранее он сам продавал брошюры с текстом сахаровской конституции.
Андрей Сахаров

Антисахаров

Наблюдая за печальными событиями в Беларуссии, невольно вспоминаешь слоган «Куда приводят мечты». Безусловно, в отличие от российских и большинства мировых лидеров, для которых богом является «real politic», Александр Григорьевич Лукашенко — мечтатель.

На самом деле мечтателей во главе стран на планете, наверное, уже и не осталось (может быть, таким можно было бы счесть Барака Обаму, уж очень он странный). Фидель Кастро мечтал о вселатиноамериканской революции и освобождении от колониального гнета США, Муаммар Каддафи — о едином панарабском мире. Все их мечты с течением времени скукожились: сохранить бы то, что есть.

Александру Григорьевичу было проще: он изначально хотел только сохранять. Сохранить тот советский уклад, положение дел, в котором он привык жить. Сделать из страны с населением в 8 млн. человек островок Советского Союза.



Нельзя сказать, что ему это совсем не удалось. Например, мы помним украинских, молдавских гастарбайтеров (они потом уехали в Европу, их вытеснили рабы из Средней Азии). Но много ли было беларусов, приехавших сюда жить в скотских условиях? Кажется, не слишком. Сохранялась промышленность, а если бы не сельское хозяйство республики, гораздо голоднеее было бы уже в самой России.

Конечно, можно сказать, что вся эта утопия держалась на российских деньгах, и теперь, когда АГЛ поссорился с нашими вождями, начнется жизнь по принципу «газпром — мечты сдуваются». Но республика Лукашенко не единственная и не самая отвратительная сатрапия на постсоветском пространстве, которую поддерживали (и продолжают «греть») власти РФ.

Конечно, утопия Лукашенко дорого обошлась белорусам: вместо свободы они получили всесилие КГБ, дикую кучу прочих спецслужб с непонятными полномочиями, бессудные убийства и прочие последствия «республики в кольце фронтов». Ну и относительную бедность — впрочем, тут сложно сказать, была бы страна успешнее при другом режиме.



Другим лидером-мечтателем на постсоветском пространстве, если бы дожил, мог бы стать Андрей Сахаров. Представим на минутку, что, допустим, ему — или его последователю — удалось отделить западные области Белоруссии, или кусок Украины с Харьковом, или любимый сахаровский Крым (который — «татарам»).

Что бы произошло? Во-первых, как ни крути, Сахаров был социалист. То есть это не Чубайс и не Собчак. Никакой дикой приватизации, никакого пещерного капитализма. Во-вторых, ставка на науку и хай-тек — а не на примитивные газокачки и обслуживание Трубы.

Но самое главное отличие такого гипотетического режима — это люстрации и ещё раз люстрации. Тоже ведь репрессии, не менее обидные, и даже, возможно, более массовые, чем у Лукашенко. Но в результате никаких силовиков, никакого КГБ, никакого беспредела.

Увы, такой эксперимент на постсоветском пространстве не состоялся нигде. Подлинной свободы — свободы от людей, у которых руки по локоть в крови уже третье-четвёртое поколение — не получили ни казахи, ни туркмены, ни русские.
jew-wings
  • sart

Смерть жандарма

1 июля 1991 года кончилась история «нашего НАТО» — Организации Варшавского договора, ОВД. Договор о коллективной безопасности прикрывал послевоенную фактическую оккупацию Советским Союзом стран Восточной Европы. (К слову — там теперь принято говорить «страны Центральной Европы», а восточная — это Россия, Украина и Белоруссия).

ОВД не был «наступательным блоком», в отличие от НАТО — ни одной совместной войны вне своей территории эта организация официально не вела. Единственная боевая операция, в которой участвовали страны-союзники — это подавление антисоветской Пражской весны. Россия не первый раз играла роль «европейского жандарма».

Как известно, первым публичным протестом диссидентов была как раз демонстрация в поддержку восставших чехов.

С ослаблением СССР естественным образом послетали режимы, которые держались в «странах-союзницах» на советских штыках, ОВД распался, как будто его и не было.

Все бывшие страны ОВД, получив реальную независимость, немедленно занялись люстрациями. Впрочем, как рассказывают местные политики, процесс лишения части прав бывших партийных бонз часто проходил «для галочки» — то есть эти персонажи сохраняли некоторое влияние, работали через других людей. В общем, первые 5-10 лет независимости так или иначе влияли на судьбу своей страны.

Тут я вынужден сослаться на мнения лично знакомых мне людей: чехов, словаков, поляков. По их словам, процесс «реевропеизации», если можно так выразиться, начинался в стране только тогда, когда большая часть советской элиты и их родственников окончательно отходила от политики.

Поэтому часть стран бывшего ОВД развивается с задержкой, часть — опережает соседей. Особенно это видно на примере соседних и когда-то единых Чехии и Словакии — последняя долго оставалась «заповедником совка», и теперь не может наверстать упущенного. Реальные реформы там начались только в конце 90-х.

То же в Румынии — там, правда, совок особенный, державно-имперский. Половина политической элиты грезит о Великой Румынии, в которую должная войти половина Европы. Страна, между тем, чуть ли не самая нищая в Евросоюзе. Про Албанию тут даже смысла напоминать нет — там на великодержавные мечты уходит не меньше энергии.

К сожалению, из бывших республик подобные чрезвычайные меры меры смогли позволить себе только прибалты — им остаётся позавидовать. Конечно, сейчас экономическое положение у них не самое завидное в Европе, но сравнивать надо не с Нидерландами или Швецией, а с соседними областями России.